Вход для сотрудников
Главная / Статьи / Флавоноиды - группа природных биологически активных соединений, которые содержатся в большинстве целебных растений.

Флавоноиды - группа природных биологически активных соединений, которые содержатся в большинстве целебных растений.

Флавоноиды - группа природных биологически активных соединений, которые содержатся в большинстве целебных растений.
Механизм воздействия полифенолов, включая антиангиогенное, является многокомпонентным, разнонаправленным и комплексным. Основными действиями флавоноидов являются антиоксидантное, антирадикальное и антигипоксическое. Флавоноиды нормализуют процессы дифференцировки сосудов, подавляют избыточную или патологическую пролиферацию эндотелия и снижают риск ангиогенно зависимых заболеваний. Широкое целевое применение флавоноидов на основе научно обоснованных доказательных данных позволяет эффективно использовать этот вид терапии в акушерстве и гинекологии. 

 

Ключевые слова: флавоноиды, антиоксиданты, ангиогенез

 

Многие патологические процессы в организме человека обусловлены развитием оксидативного стресса, который является результатом воздействия неблагоприятных факторов и повреждающих агентов, в том числе и кислорода. В результате фундаментальных исследований, проведенных В.А. Бурлевым в 1979—1992 гг., установлено, что гипоксия и гипероксия генерирует активные формы кислорода (АФК) и свободные радикалы, приводя к развитию оксидативного стресса в системе мать—плацента—плод. Эти процессы изменяют функцию митохондрий, клеточных мембран и других структур клеток, влияя на активность регулирующих ферментов, и тем самым являются основой для развития патологических состояний в акушерстве [2]. К настоящему времени эти результаты подтверждены многочисленными исследованиями как в России, так и за рубежом [1].

 

Установлено, что одним из факторов активации ангиогенеза является гипоксия, при которой изменяется выработка факторов роста, регулирующих активность ангиогенеза как в норме, так и при патологии [50]. При физиологических состояниях факторы роста находятся в равновесии, а при большинстве патологических — наблюдается избыточный ангиогенез, являющийся патогенетическим механизмом воспалительных, пролиферативных и других процессов [26, 55]. Последовательная цепь явлений: гипоксия → оксидативный стресс → активация ангиогенеза определяет формирование таких состояний организма, как сердечно-сосудистая, онкологическая патология, повышенное тромбообразование, нарушение микроциркуляции, развитие остеопороза, поражение паренхимы печени, образование спаек и спаечная болезнь. Указанные явления могут приводить и к развитию пролиферативных состояний в репродуктивной системе женщины: гиперплазии эндометрия, эндометриозу, образованию и росту миоматозных узлов, гиперпластическим процессам в молочных железах [3, 60]. Гипоксия и изменения ангиогенного потенциала могут вызывать серьезные осложнения беременности: нарушение имплантации, потерю беременности в различные сроки гестации, задержку развития плода, преэклампсию [54, 67]. 
 
Для внутриклеточной защиты от АФК и свободных радикалов в организме существует ферментативная система антиоксидантов. Однако ее активность находится под генетическим контролем, а содержание клеточных ферментов незначительно и быстро снижается при патологических состояниях. Значительно замедлять или полностью ингибировать окислительные процессы в тканях способны экзогенные полифенольные антиоксиданты, каротиноиды, аскорбиновая кислота и некоторые другие вещества. 
 
В настоящее время проводится интенсивное изучение биологических свойств флавоноидов — растительных пигментов, входящих в группу ОН-содержащих полифенолов [40, 53]. Флавоноиды оказывают разнонаправленное действие, но ключевыми являются антиоксидантные, антирадикальные свойства и способность устранять гипоксию. В связи с этим препараты, содержащие флавоноиды, могут быть включены в комплекс мероприятий, направленных на профилактику и лечение пролиферативных процессов эндометрия и молочных желез, эндометриоза и миомы матки. Флавоноиды могут оказать положительное действие при подготовке к беременности женщин с патологией эндометрия и при невынашивании беременности, в программе экстракорпорального оплодотворения для улучшения окна имплантации и у больных при других патологических состояниях.
 
Общая характеристика флавоноидов.
Флавоноиды относятся к естественным гетероароматическим соединениям, содержащим в своей молекуле бензольное ядро с одной или несколькими гидроксильными группами [6], которые являются результатом вторичного метаболизма тканей растений. Играя важную роль в биологических процессах растений, фенольные соединения отвечают за яркую окраску цветов и фруктов. Основная их роль связана с регуляцией процессов размножения и роста растений. Кроме того, полифенолы являются субстратом для построения клеточной стенки, входят в состав ультрафиолетовых фильтров, предохраняют растения от различных повреждающих воздействий. Фенольные соединения способны тормозить развитие или даже уничтожать некоторые бактериальные штаммы, ингибировать вирусные ферменты, например обратную транскриптазу и протеазу, вызывать повреждение патогенных простейших. При этом токсическое действие растительных полифенолов на клетки человека и животных является незначительным [34]. В настоящее время, по данным разных авторов [40], из растений выделено более 4000 различных видов полифенолов. Среди полифенольных соединений наиболее широко распространены в растениях и наиболее интенсивно изучаются флавоноиды, фенольные кислоты и изофлавоноиды [7].Флавоноиды представляют наиболее многочисленную группу природных фенольных соединений, обладающих биологической активностью. Они в большом количестве содержатся в растениях, употребляемых в пищу: фруктах, овощах, зернах, коре, корнях, стеблях, цветах, а также таких напитках, как чай и вино, и являются важнейшими фитонутриентами [17]. Благоприятное влияние этих продуктов на здоровье человека было известно значительно раньше, чем флавоноиды были выделены из этих растений как активные составляющие [48].Первое сообщение, касающееся биологической активности флавоноидов, было опубликовано в 1936 г. после того, как из апельсинов было выделено новое вещество, которое, как полагали, относилось к новому классу витаминов. Это вещество назвали витамином Р [15]. Позднее было установлено, что это вещество является флавоноидом — рутином, что и послужило поводом для дальнейшего выделения различных флавоноидов и изучения механизма их действия. 
 
Дополнительным импульсом к исследованию флавоноидов послужило открытие «французского парадокса» на основании наблюдения за жителями Средиземноморья, сформулированного французскими эпидемиологам в 80-е годы прошлого столетия. Парадокс состоит в том, что при высоком потреблении жирной пищи, являющейся фактором риска по раннему развитию атеросклероза, в указанной популяции наблюдается низкая заболеваемость и смертность от сердечно-сосудистой патологии [65]. Считается, что этот благоприятный эффект в значительной мере связан с флавоноидами, содержащимися в красном вине. Установлено, что в западных странах с высоким уровнем жизни человек ежедневно употребляет в пищу от 23 мг до 1—2 г флавоноидов [34, 35]. В зависимости от структуры флавоноиды классифицируют а) по количеству ОН-групп в молекуле как полифенолы; б) по количеству ароматических фрагментов как полиядерные фенолы [8]. Молекулярная структура флавоноидов допускает множество структурных замещений в бензольном кольце А и В, наличие или отсутствие гидроксильной группы, двойной связи в кольце С, других замещений, которые служат основой для разделения флавоноидов на 10—13 классов, основными из которых являются: флаваноны, катехины, флавоны, антоцианы, флавонолы, флавононолы и изофлавоны [12, 48] (см. таблицу).К группе флавонов (flavones) относятся апигенин (apigenin), хризин (сhrysin), кэмпферол (кaempferol), лютеолин (luteolin), мирицетин (myricetin), рутин (rutin), сибелин (sibelin), кверцетин (quercetin). Многие флавоноиды группы флавонов достаточно хорошо изучены. Мирицетин — представитель группы флавонов, присутствующий в большом количестве в чае, ягодах, фруктах, луке, лекарственных растениях. Кварцетин также является активно изучаемым флавоном. Он выделен из овощей и фруктов: винограда, клюквы, брокколи, сельдерея, петрушки, салата, оливок, лука, красного вина и чая. Кемпферол в большом количестве обнаружен не только в брокколи, Ginkgo biloba, но также в других овощах и фруктах [16, 48]. Флаваноны (flavanones) содержатся главным образом в плодах и кожуре цитрусовых. Представителями этой группы являются хесперетин (hesperetin), нариджин (narigin), фисетин (fisetin), наринженин (naringenin) и таксифолин (taxifolin). Катехины (katechins) найдены в зеленом и черном чае, красном вине. В зеленом чае полифенолы содержатся в наиболее высокой концентрации, способствуя предотвращению их окисления. Основными представителями группы антоцианинов (anthocyanins) являются цианидин (сyanidin), делфинидин (delphinidin), мальвидин (мalvidin), пеларгонидин (pelargonidin), пеонидин (peonidin), петунидин (petunidin). Они обнаружены в красном вине, винограде, чае, в кожице фруктов с темным пигментом. Антоцианы содержатся в высокой концентрации также в землянике, клубнике, вишне, малине и других ягодах, лечебные свойства которых известны издавна. В многочисленных исследованиях in vitro было показано, что флавоноиды способны ингибировать, а в некоторых случаях стимулировать большое количество ферментов и ферментативных систем у млекопитающих. Эти энзимы включаются в важнейшие биологические реакции, которые регулируют деление и пролиферацию клеток, агрегацию тромбоцитов, детоксикацию, воспалительный и иммунный ответы. Они оказывают антиоксидантное, антиканцерогенное, иммуномодулирующее действие, положительно влияют на гемостаз. Все это было показано в экспериментальных исследованиях на культуре клеток и на лабораторных животных. Флавоноиды обладают потенциальной активностью антибиотиков, антиаллергенов, противоязвенных агентов [16].
 
Антиоксидантные свойства флавоноидов. Известно, что клетки и ткани организма постоянно находятся под угрозой повреждающего действия свободных радикалов и активных форм кислорода, которые образуются в результате нормального метаболизма кислорода или возникают вследствие экзогенных воздействий [21]. Наиболее опасным повреждающим фактором является воздействие продуктов перекисного окисления липидов, которое вызывает изменение внутри- и межклеточных взаимоотношений, деполяризацию ДНК, расщепление АТФ и аминокислот, изменение активности цитоплазматических ферментов, изменение осмотического давления, что в конечном итоге может приводить к гибели клеток. В процессе эволюции у живых организмов для защиты от АФК выработались специализированные системы ферментативных антиоксидантов, которые являются средством внутриклеточной защиты [33]. Ферментативный антиоксидантный механизм защиты обеспечивается такими ферментами, как супероксиддисмутаза, каталаза и глутатионзависимые пероксидазы и трансферазы. Он характеризуется высокой специфичностью действия, направленной против определенных форм АФК, специфичностью клеточной и органной локализации, специфичностью использования металлов в качестве катализаторов [66]. Уровень ферментативных антиоксидантов находится под генетическим контролем, является величиной постоянной и мало зависящей от пола, возраста и других физиологических параметров. В условиях оксидативного стресса ферментативная антиоксидантная защита становится малоэффективной, так как при изначально внутриклеточной локализации ферментов в биологических жидкостях их количество обнаруживается в следовых концентрациях. Кроме того, происходит быстрая инактивация конститутивного пула ферментов свободными радикалами, а для индукции и синтеза ферментов необходимо время [4, 59]. 

 

К другой группе веществ, которые способны значительно замедлять или полностью ингибировать окислительные процессы, относятся экзогенные низкомолекулярные антиоксиданты-перехватчики (первичные) органических радикалов, которые в водной и липидной среде ингибируют АФК на стадии инициации перекисного окисления липидов. 
 
Превентивные или низкомолекулярные антиоксиданты ингибируют окисление путем изменения структуры окисляемого субстрата (вторичные), снижения концентрации кислорода, связывания или окисления ионов металлов переменных валентностей, переводя пероксиды в стабильные продукты окисления (спирты, кетоны) [8]. Среди вторичных антиоксидантов выделяются два больших класса соединений: а) содержащие активные функциональные ОН-группы, присоединенные к ароматическому ядру (фенолы: витамины Е, К, растительные и животные пигменты), б) SH-содержащие аминокислоты (глутадион, цистеин, цистин), каротиноиды, аскорбиновая кислота и некоторые другие вещества. Многочисленные исследования показывают, что флавоноиды, относящиеся к группе растительных полифенольных соединений, являются эффективными антиоксидантами, которые включаются в химические процессы многих оксидативных систем, участвующих в удалении свободных радикалов [22]. В настоящее время рассматривают три механизма антиоксидантного действия флавоноидов: образование феноксильных радикалов, хелатирование ионов металлов переменной валентности и стабилизация мембран путем изменения их текучести, вследствие способности фенолов проникать в липидный бислой мембран; также они могут повышать активность эндогенных антиоксидантов [48]. Например, кверцетин, мирицетин и фузетин способны смягчать оксидативный стресс путем индукции глутатион-Sтрансферазы, которая играет протективную роль в отношении развития рака путем детоксикации мутагенного потенциала ксенобиотиков [24]. Установлено, что некоторые флавоноиды обладают двойной, антиоксидантной и прооксидантной активностью, что связывается со способностью полифенолов легко отдавать и захватывать электроны, выступая в качестве восстановителей. Антиоксидантные и прооксидантные свойства растительных полифенолов зависят от их структуры, а также от активности, концентрации и источника свободных радикалов [17]. Флавоноиды воздействуют как антиоксиданты и инактивируют свободные радикалы в присутствии металлов. Их активность проявляется, если в их структуре присутствуют ОН-группы [52]. При этом выявлено, чем больше ОН-групп в молекуле, тем более выражено воздействие на продукты перекисного окисления и, по крайней мере, две ОН-группы должны присутствовать в структуре флавоноидов, для того чтобы они могли защищать лизосомы от оксидативного стресса. Флавоны и флаваноны, которые не имеют ОН-группы в своей молекуле, не обладают ни антиоксидантной, ни медьактивирующей прооксидантной активностью. Содержащие четыре, пять или шесть ОН-групп флавоноиды обладают высокой антиоксидантной активностью, которая возрастает по мере увеличения количества ОН-групп в их структуре (например, кэмферол < кверцетин < мирицетин имеют четыре, пять, шесть ОН-групп соответственно, что и определяет их возрастающую активность). Аналогичная последовательность сохраняется в отношении ингибирующего действия флавоноидов на агрегацию тромбоцитов, инициированную АДФ, а также коллаген- и тромбоцитактивирующий факторы. Антирадикальное действие флавоноидов связывается с ингибированием свободных радикалов во внеклеточных жидкостях, что способствует значительному снижению количества радикальных атак на липопротеины низкой плотности в плазме крови или на фосфолипиды мембран [8].Свободные радикалы и липиды включаются во многие патологические процессы и вызывают такие изменения, как рак, раннее развитие атеросклероза, хроническое воспаление и др. Флавоноиды, благодаря антиоксидантному действию, защищают ткани от повреждающего воздействия свободных радикалов и продуктов перекисного окисления липидов, предотвращая развитие этих заболеваний и повреждения ДНК, вызванные свободными радикалами [4, 10]. R. Prior, G. Cао [49] указывают на то, что некоторые флавоноиды являются более активными антиоксидантами, чем α-токоферола ацетат и аскорбиновая кислота. Протективное действие растений относительно многих заболеваний, включая рак и заболевания сердечно-сосудистой системы, остеопороз, доказанное многими экспериментальными и клиническими исследованиями, является результатом антиоксидантных свойств флавоноидов, входящих в состав овощей и фруктов, продуктов питания, фармакологических средств [33, 35, 36].Ангиогенез в репродуктивной системе. Ангиогенез — процесс образования новых кровеносных сосудов из уже существующих. В физиологических условиях встречается во время эмбриогенеза, активизируется при регенерации повреждений, а также ежемесячно в репродуктивной системе женщины, например в эндометрии и в яичниках при формировании и развитии желтого тела [3, 44]. 

 

Патологическое образование сосудов может быть обусловлено генетическими факторами, локальными изменениями, включая гипоксию, а также системным снижением уровня глюкозы, оксидативным и механическим стрессом. Эти патологические процессы встречаются при таких заболеваниях, как диабетическая ангиоретинопатия, псориаз, сердечно-сосудистые заболевания, ревматоидный артрит, ретинопатия недоношенных, хронические воспалительные процессы, близорукость [5, 18]. Более 30 лет назад доктор J. Folkman [25] высказал гипотезу, что опухолевый рост и метастазирование связаны с уровнем неоваскуляризации. Данное предположение было многократно подтверждено в 
 
экспериментальных условиях и послужило толчком к активному изучению факторов ангио/антиангиогенеза и ангиогенно-зависимой патологии в различных областях медицины, включая акушерство и гинекологию. Ангиогенез является фундаментальным процессом развития, дифференцировки эндометрия, необходимым для имплантации и прогрессирования беременности. Координация многоступенчатого пути развития эндометрия, трофобласта, плаценты регулируется локально действующими факторами роста: плацентарным фактором роста, сосудистым эндотелиальным фактором роста (СЭФР), ангиопоэтинами (Анг-1, Анг-2) [67], цитокинами [47]. Все эти факторы регулируют не только развитие сосудов и их преобразования во время плацентации, но также процессы инвазии и созревания трофобласта [29].СЭФР — группа специфических клеточных митогенов, играющих важнейшую роль в развитии нормального или патологического ангиогенеза. Экспрессия рецепторов к СЭФР осуществляется различными клеточными системами эндометрия, в том числе и эндотелиальными клетками. Она зависит от циклического воздействия гонадотропинов и половых стероидов, других факторов роста. Количество и плотность рецепторов к СЭФР выявляются наибольшими в пролиферативную фазу (выше в 2 раза), а повышение плотности микрососудов эндометрия отмечается в середине секреторной фазы [46]. В преимплантационном периоде в окружающей ткани происходит повышение экспрессии СЭФР и Анг-1. Их сочетанная экспрессия усиливает процесс ангиогенеза и способствует стабилизации сосудов, играет важную роль в управлении процессами диффузии веществ через материнские сосуды. Имплантация следует за пролиферацией и дифференцировкой стромальных клеток, формирующих децидуальную оболочку, и клетки окончательно дифференцируются в хорионические сосуды — функциональные единицы плаценты [56]. Цитотрофобласт модулирует экспрессию стадийспецифических антигенов: интегринов [17], матрикс металлопротеиназ [43], HLA-G [45] и человеческого плацентарного лактогена [42]. Основным регулятором экспрессии СЭФР в эндометрии, как было выявлено многими исследованиями, является гипоксия, которая наблюдается в эндометрии в физиологических условиях. Установлено, что гипоксическое состояние в течение 24 ч повышает выработку СЭФР в стромальных и эпителиальных клетках эндометрия в 2—6 раза [58]. Состояние гипоксии является активатором ангиогенеза и регулятором выработки СЭФР и их рецепторов, играет важную роль в имплантации, раннем развитии плаценты, в выработке плацентарных факторов роста, дальнейшем развитии и созревании плаценты и сохранении беременности [38, 46]. Установлено, что индуцированные гипоксией изменения в процессе клеточной пролиферации являются отражением экспрессии белков, которые регулируют клеточный цикл и влияют на дифференцировку клеток и тканей [31]. Внедрение цитотрофобласта в материнские сосуды, становление маточно-плацентарного кровообращения (ранее 10 нед) также происходит в условиях гипоксии. В течение этого периода масса и размеры плаценты увеличиваются значительно быстрее, чем эмбриона. Гипоксия стимулирует рост цитотрофобласта, а не других клеток [32], в нем происходит большое количество митозов, которые и приводят к такой разнице в развитии между эмбрионом и плацентой, которая продолжается на протяжении II триместра беременности [13]. С другой стороны, гипоксия способствует продукции сосудистого эндотелиального фактора роста, который вызывает стимуляцию клеточной пролиферации и способствует регулированию процессов развития плаценты [62]. Изменение маточно-плацентарной неоваскуляризации вследствие патологической экспрессии факторов роста и процессов ангиогенеза приводит к нарушению дифференцировки эндометрия, трофобласта, эндоваскулярных структур, интерстициальных и хориальных ворсин. Это имеет значение в патогенезе таких внутриматочных повреждений, как расстройства менструального цикла и возникновение внезапных кровотечений [58], нарушение процессов имплантации и прерывание беременности в ранние сроки [47]. Повреждения эндоваскулярных структур в процессе дифференцировки трофобласта, интерстицинальной инвазии спиральных артериол приводят к изменениям базальной пластины и как к ранним нарушениям течения беременности, так и к преэклампсии [19], а также внутриутробной задержке развития плода [39], плотному приращению плаценты, значительной кровопотере в родах и другим акушерским осложнениям [64]. Антиангиогенные свойства флавоноидов. Антиоксидантное действие различных субстратов, включая флавоноиды, в настоящее время рассматривается с точки зрения ангиогенеза. Снижение оксидативного стресса полифенолами приводит к блокаде формации реактивных оксигенных субстанций и изменению клеточного баланса, что в свою очередь вызывает активацию таких факторов транскрипции, как АР-1, р53 и факторов некроза опухоли, регулирующих экспрессию уровня СЭФР [63]. Флавоноиды способны ингибировать рост и миграцию клеток эндотелия, вызывать супрессию клеточной пролиферации (флаволигнаны) [5, 27]. На молекулярном уровне полифенольные ингибиторы подавляют активацию рецепторов триггеров фактора роста, протеинкиназу С (лютеолин, ресвератрол, кверцетин), тирозинкиназу (гинестеин), фосфоино зитид-3-киназу (лютеолин, кверцетин) и рецептор S6-киназного эпидермального фактора роста (гинестеин, кэмпферол) [61]. Они также блокируют функцию такого регулятора клеточного цикла, как циклинзависимая киназа, и таким образом сдерживают рост опухолей и удерживают эндотелиальные клетки в неповрежденном состоянии [27]. Другой механизм действия флавоноидов заключается в ингибировании митогенактивированной протеинкиназы и увеличении контроля над регуляцией клеточного цикла. Их способность подавлять ангиогенез может распространяться на противовоспалительный эффект и ингибирование таких протеаз, как матриксные металлопротеиназы, которые ассоциируются с антиангиогенезом [30].
 
Несостоятельность эндометрия, окна имплантации и эмбриональных факторов, ключевым компонентом которых являются процессы ангиогенеза, считается одной из главных причин нарушения развития плодного яйца и беременности. Углубленное изучение процессов ангиогенеза до и во время имплантации, а также изучение веществ, восстанавливающих активность и взаимоотношения факторов роста, необходимо для разработки мероприятий, направленных на создание системы лечении бесплодия, невынашивания и патологического течения беременности. Другие эффекты флавоноидов. Полифеноловые компоненты растений обладают антитромботической активностью, которая проявляется снижением восприимчивости к агрегации тромбоцитов, снижением синтеза протромботических, провоспалительных медиаторов, экспрессии молекул адгезии и активности тканевых факторов [20, 28]. В последние годы было проведено большое количество клинических, экспериментальных исследований по изучению противоопухолевого действия флавоноидов. Выявлено, что антипролиферативный эффект флавоноидов сравним с действием современных противоопухолевых агентов [14, 37], при этом флавоноиды способны подавлять канцерогенез, воздействуя на процессы не только инициации, прогрессивного роста, но и метастазирования опухоли [51]. При изучении механизма защитного действия растительных полифенолов в отношении сердечно-сосудистой патологии, заболеваний коронарных сосудов, развития инфарктов миокарда установлено, что протективный эффект связан с антиоксидантным действием флавоноидов, повышенным потреблением полиненасыщенных кислот, ингибированием агрегации и адгезии тромбоцитов [11, 23, 36]. Установлено ингибирующее действие флавоноидов на экспрессию провоспалительных генов, на выработку цитокинов и их рецепторы, способность стимулировать выработку IL-4, подавлять развитие цитотоксических лимфоцитов [57].  
 
Основные группы флавоноидов [48]

 

 

 

                                                  Распределение флавоноидов
 

 

Группа                                                                  Флавоноиды                                   Источники

 

Флавоны (Flavones)                                             Apigenin                                          Кожура яблок

 

                                                                              Chrysin                                            Ягоды

 

                                                                              Kaempferol                                      Брокколи

 

                                                                              Luteolin                                           Сельдерей

 

                                                                              Myricetin                                          Кожица фруктов

 

                                                                              Rutin                                                Клюква

 

                                                                              Sibelin                                             Виноград 

 

                                                                              Quercetin                                        Салат, оливки, лук,   

 

                                                                                                                                      петрушка

 

 

 

 

 

Флаваноны (Flavanones)                                     Fisetin                                             Цитрусовые

 

                                                                              Hesperetin                                      Кожура цитрусовых

 

                                                                              Narigin

 

                                                                              Naringenin

 

                                                                              Taxifolin

 

Катехины (Katechins)                                           Catechin                                          Красное вино

 

                                                                               Epicatechin                                     Чай

 

                                                                               Epigallocatechin gallate

 

Антоцианины (Anthocyanins)                               Cyanidin                                         Ягоды

 

                                                                               Delphinidin                                     Вишня

 

                                                                               Malvidin                                          Виноград

 

                                                                               Pelargonidin                                   Малина

 

                                                                               Peonidin                                         Красный виноград

 

                                                                               Petunidin                                        Красное вино, чай,    
                                                                                                                                      земляника, клубника,                                                                                                                                                 кожица фруктов с темным                                                                                                                                         пигментом

 

 

 

К другим эффектам полифенолов можно также отнести их гепатопротективное, противовирусное и антибактериальное, а также косметическое действие флавоноидов.
 
Заключение

 

Таким образом, механизмы воздействия полифенолов, включая антиангиогенное, являются многокомпонентными, разнонаправленными и комплексными. Основные их свойства проявляются как антиоксидантные, антирадикальные и антигипоксические. Биофлавоноиды действуют на нормализацию процессов дифференцировки сосудов, подавляют избыточную или патологическую пролиферацию эндотелия, и, следовательно, снижают риск развития опухолей, сердечно-сосудистой патологии, диабетической ретинопатии, ревматоидного артрита, полиартериита и др. Флавоноиды можно отнести к группе натуральных лечебных компонентов для терапии ангиогенно зависимых состояний и заболеваний [3, 41]. Представленный обзор литературы является логическим продолжением наших исследований с 1997 г. в области изучения ангиогенеза и применения про- и антиангиогенных лекарственных средств [3]. Так, опубликованные нами данные показывают, что комбинированное лечение манифестного дефицита железа у беременных, включающее флавоноид флебодиа 600, имеет ряд преимуществ: отмечается положительное влияние на функционирование системы мать—плацента—плод, которое подтверждается допплерометрическими и лабораторными данными [9]. Согласно полученным результатам, на фоне сочетанной терапии комплексным железосодержащим препаратом (тотема) и флавоноидом (флебодиа 600) исходно более тяжелые нарушения маточноплацентарного и фетоплацентарного кровотока по сравнению с таковыми в группе, получавшей только тотему, к концу лечения нормализовались. Улучшение кровотока в системе мать—плацента—плод отразилось на функционировании плаценты, что подтверждается конечным результатом беременности, — средняя масса и рост новорожденных от матерей, получавших сочетанное лечение, были достоверно выше таковой в группе матерей, получавших только препарат железа. Соответственно, состояние детей при рождении было лучше в группе, получавших тотему+флебодиа 600 (оценка по шкале Апгар, достоверно выше). Следовательно, действие флавоноида (флебодиа 600), по-видимому, не ограничивается улучшением микроциркуляции и гемодинамики в фетоплацентарном комплексе, а отражается также на функционировании других сосудов. У наблюдавшихся женщин улучшилась сократительная способность матки, что в конечном итоге привело к достоверному снижению среднего объема кровопотери при родоразрешении беременных, получавших сочетанное лечение по сравнению с больными, у которых применялся только комплексный препарат железа.В акушерско-гинекологической практике биофлавоноиды могут найти широкое применение для профилактики и лечения:
 
— пролиферативных заболеваний миометрия (миома и фибромиома без атипии);
 
— заболеваний эндометрия (эндометриоз, гиперплазия без атипии), яичников (кисты без атипии); 
 
— заболеваний молочных желез (без атипии), а также использоваться для нормализации нидации плодного яйца, благоприятного развития эмбриона и плода, течения гестационного процесса. Широкое целевое применение биофлавоноидов на основе научно обоснованных и доказанных результатов позволяет эффективно использовать этот вид терапии в акушерстве и гинекологии. Благодарность. Выражаем благодарность проф. Matts Olovsson и сотрудникам Отдела женского и детского здоровья Академической клиники и работникам библиотеки Университета Уппсала, Швеция за поддержку и взаимопонимание. 
 
Работа выполнена при финансовой, научной, правовой и политической помощи Университета Уппсалы, Швеция, Российской академии медицинских наук и Шведской королевской академии наук, Шведского медицинского исследовательского совета (проект 
 
№8683).

 

 

 

ЛИТЕРАТУРА

 

1. Абрамченко В.В. Антиоксиданты и антигипоксанты в акушерстве. Ст-Петербург 2001;400.
 
2. Бурлев В.А. Свободнорадикальное окисление в системе мать—плацента—плод при акушерской патологии: Автореф. дис. ... д-ра мед. наук. М 1992;50.
 
3. Бурлев В.А., Дубинская Е.Д., Ильясова Н.А. Антиангиогенная терапия в гинекологии: настоящее и будущее (обзор литературы). Пробл репрод 2005;11:6:14—20.
 
4. Горбунов Н.В., Волгарев А.П., Брайловская И.В. и др. Активация свободнорадикальных реакций и изменение состояния системы антиоксидантной защиты в крови при